Опыты

(отрывок из главы "О жестокости")

М. Монтень

То, что отмечено знаком *, - см. примечания.

Что касается меня, то мне всегда было тягостно наблюдать, как преследуют и убивают невинное животное*, беззащитное и не причиняющее нам никакого зла. Я никогда не мог спокойно видеть, как затравленный олень - что нередко бывает,- едва дыша и изнемогая, откидывается назад и сдается тем, кто его преследует, моля их своими слезами о пощаде,

quaestuque cruentus
Atque imploranti similis 1.

Это всегда казалось мне невыносимым зрелищем.
Я никогда не держу у себя пойманных животных и всегда отпускаю их на свободу. Пифагор покупал у рыбаков рыб, а у птицеловов - птиц, чтобы сделать то же самое*.

...primoque a caede ferarum
Incaluisse puto maculatum sanguine ferrum 2.

Кровожадные наклонности по отношению к животным свидетельствуют о природной склонности к жестокости.
После того как в Риме привыкли к зрелищу убийства животных, перешли к зрелищам с убийством и осужденных и гладиаторов. Боюсь сказать, но мне кажется, что сама природа наделяет нас неким инстинктом бесчеловечности. Никого не забавляет, когда животные ласкают друг друга или играют между собой, и между тем никто не упустит случая посмотреть, как они дерутся и грызутся.
Для того чтобы не смеялись над моим сочувствием к животным, напомню, что религия предписывает нам известное милосердие по отношению к ним поскольку один и тот же владыка поселил нас в одном и том же мире, чтобы служить Ему, и поскольку они, как и мы, суть Его создания. Пифагор заимствовал идею метемпсихоза* у египтян, но с тех пор она была воспринята многими народами, и в частности нашими друидами*.

Morte carent animae; sempcrque priore relicta
Sede, novis domibus vivunt, habitantque receptae 3,

Религия древних галлов исходит из того, что души, будучи бессмертными, все время пребывают в движении и переходят из одного тела в другое. Они связывали, кроме того, с этой идеей известное представление о божественном правосудии: так, основываясь на переселениях душ, они утверждали, что когда душа находилась в Александре, то бог приказал ей переселиться в другое тело, более или менее соответствующее ее способностям:

multa ferarum
Cogit vincla pati, truculentos ingerit ursis,
Praedonesque lupis, fallaces vulpibus addit;
Atque ubi per varios annos, per mille figuras
Egit, lethaeo purgatos flumine, tandem
Rursus ad humanae revocat primordia formae 4

Если душа была храброй, то поселяли ее в тело льва, если сладострастной - то в тело свиньи, если трусливой - то в оленя или зайца, если хитрой - то в лису, и под конец душа, очистившись путем такого наказания, возвращалась в тело какого-нибудь другого человека:

Ipse ego nam memini, Troiani tempore bello
Panthoides Euphorbus eram 5.

Что касается нашего родства с животными, то я не придаю ему большого значения, как равно и тому, что многие народы - и в частности наиболее древние и благородные - не только допускали животных в свое общество, но и ставили их значительно выше себя; некоторые народы считали их друзьями и любимцами своих богов, которые будто бы почитают и любят их больше, чем людей; другие же не признавали никаких других божеств, кроме животных; belluae a barbaris propter beneficium consecratae 6.

Crocodilon adorat
Pars haec, ilia pavet saturam serpentibus lbin;
Effigies sacri hie nitet aurea cercopitheci;
...hic piscem fluminis, illic
Oppida tota canem venerantur 7.

Для животных почетно и то истолкование этого явления, которое дано Плутархом* и получило широкое распространение. Действительно, Плутарх утверждал, что египтяне почитали не кошку, например, или быка, а чтили в этих животных олицетворение некоторых божественных качеств: в быке - терпение и полезность, в кошке - живость или нежелание сидеть взаперти (вроде наших соседей бургундцев вместе со всей Германией); под этим они разумели свободу, которую любили и почитали превыше всех других божественных качеств. Так же истолковывали они и почитание других животных. Но когда я встречаю у представителей самых умеренных взглядов рассуждения о якобы близком сходстве между нами и животными и описания великих преимуществ, которыми они по сравнению с нами будто бы обладают, и утверждения правомерности приравнивания нас к ним, то цена нашего самомнения в моих глазах сильно снижается и я охотно отказываюсь от приписываемого нам мнимого владычества над всеми другими созданиями*.

Но как бы то ни было, все же существует долг гуманности и известное обязательство щадить не только животных, наделенных жизнью и способностью чувствовать, но даже деревья и растения. Мы обязаны быть справедливыми по отношению к другим людям и проявлять милосердие и доброжелательность ко всем другим созданиям, достойным этого. Между нами и ими существует какая-то связь, какие-то взаимные обязательства. Мне не стыдно признаться в такой моей ребяческой слабости: я не в силах отказать моей собаке в прогулке, которую она мне некстати предлагает или которой она от меня требует. У турок существуют больницы и учреждения по оказанию помощи животным. Римляне заботились в общественном порядке о пище для гусей, бдительность которых спасла Капитолий*; афиняне приняли решение, чтобы мулы, работавшие на постройке храма под названием Гекатомпедон, были выпущены на волю и могли свободно пастись всюду.

У агригентцев существовал обычай* по-настоящему хоронить животных, которые были им дороги, например лошадей, отличившихся какими-нибудь редкими качествами, или собак, или полезных птиц, или даже животных, служивших для развлечения их детей. Пристрастие к роскоши, свойственное им и во всякого рода других вещах, особенно ярко проявилось в многочисленных пышных памятниках, водвигнутых ими животным и сохранявшихся на протяжении многих веков.

Египтяне хоронили волков, медведей, крокодилов, собак и кошек в священных местах, бальзамировали их тела и носили по ним траур*.

Кимон* устроил торжественные похороны кобылам, которые трижды доставили ему победу в беге колесниц на олимпийских состязаниях. Старый Ксантипп* похоронил свою собаку на утесе, высящемся на морском побережье и известном с тех пор под ее именем. Плутарх рассказывает*, что ему было бы совестно продать за скромную сумму или послать на бойню вола, который долгое время ему служил.

 


1 - Обливаясь кровью и словно моля о пощаде (лат.).
2 - Думаю, что обагренный кровью меч был впервые раскален убийством диких зверей* (лат).
3 - Души не умирают, но, покинув прежние места, живут но, поселяясь в новых обителях* (лат).
4 - Он заключает души в бессловесных животных; грубияна вселяет в медведя, разбойника - в волка, обманщика - в лису; и, заставив их на протяжении многих лет принять тысячи обличий, очистив в летейском потоке, он вновь заставляет их родиться в человеческом облике* (лат.).
5 - Сам помню, что во время Троянской войны я был Эвфорбом, сыном Пандея (лат).
6 - Варвары обожествляли животных за те услуги, которые они им оказывали (лат).
7 - Одни почитают крокодилов, другие страшатся ибиса, наевшегося змей, здесь сверкает золотое изображение священное обезьяны, там поклоняются речной рыбе, в иных местах целые города обоготворяют собак (лат).

Примечания

…мне… тягостно наблюдать, как… убивают невинное животное… - Достойна внимания любовь и жалость гуманиста Монтеня к животным и даже растениям. Ни у кого из французских мыслителей XVI-XVII вв. мы не встречаем подобных идей. Любопытно, что те же мысли развивал в своем замечательном "Завещании" революционный коммунисг-утопист XVIII в. Жан Мелье, для которого "Опыты" Монтеня были настольной книгой.
Обливаясь кровью и словно моля о пощаде. - Вергилий. Энеида, VII, 501.
Пифагор покупал у рыбаков рыб, а у птицеловов - птиц... - Приводимое сообщение см.: Плутарх. Застольные беседы, VIII, 8.
..меч был впервые раскален убийством диких зверей. - Овидий. Метаморфозы, XV, Пифагор заимствовал идею метемпсихоза...- Метемпсихоз - доктрина о переселении душ. Друиды - жрецы у древних кельтов.
Души... живут вечно, поселяясь в новых обителях. - Овидий. Метаморфозы, XV, 158.
...очистив в летейском потоке, он вновь заставляет их родиться... - Клавдиан. Против Руфина, II, 482.
...помню, что... я был Эвфорбом... - Овидий. Метаморфозы, XV, 168. Это слова Пифагора о самом себе.
Варвары обожествляли животных за... услуги... - Цицерон. О природе богов, I, 36.
Одни почитают крокодилов, другие... ибиса... - Ювенал, XV, 2.
Для животных почетно... истолкование... которое дано Плутархом... - Плутарх. Застольные беседы, VII, 4, 3; Изида и Озирис, 39.
..я охотно отказываюсь от... владычества над... другими созданиями. - Заявляя здесь о близком сходстве между человеком и животными, Монтень в одной из глав своей книги в дальнейшем будет доказывать, что животные, так же как и люди, наделены разумом и что разница между ними и людьми весьма невелика.
Капитолий - один из семи холмов, на которых расположен Рим, главная святыня Рима и его древнейшая крепость.
У агригентцев существовал обычай... - Приводимое сообщение см.: Диодор Сицилийский, XIII, 17.
Египтяне хоронили волков, медведей... - Приводимое в тексте см.: Геродот, II, 67.
Кимон. - Согласно Геродоту, у которого Монтень, по-видимому, почерпнул это сообщение, лошади, доставившие Кимону победу, были похоронены после его смерти против его гробницы (Геродот, VI, 103).
Ксантипп - афинский полководец (V в. до н. э.), отец знаменитого Перикла. Приводимое в тексте см.: Плутарх-Жизнеописание Катона. Цензора, 3.
Плутарх рассказывает... - Жизнеописание Катона Цензора, 3.

Монтень М. О жестокости - в труде "Опыты",
М., "Мир книги", 2006, стр. 217-221