Мы вместе



Любченко А.В; рис. Е.Довженко

Не найдётся, наверное, ни одного человека, никогда не слышавшего слово "Освенцим". Фашистская фабрика смерти, где за несколько лет было убито около четырёх миллионов человек. Дрожащие кадры хроники: горы голых тел, в которых глаза отказываются узнавать человеческие, огромные тюки с человеческими волосами, мужскими, женскими, детскими одеждой и обувью... Внутренность барака: посередине проход, а по сторонам - многоярусные нары+ Впервые эти кадры мне довелось увидеть ещё в детстве, и впечатление, ими произведённое осталось на всю жизнь. Как могли люди творить такое с себе подобными?! Я не раз задавал себе этот вопрос и не находил сколько-нибудь вразумительного ответа. Ведь немцы - христианский народ. Как они могли сотворить такое?! В поисках ответа, я пытался поставить себя на место людей, служивших охранниками, надсмотрщиками в концлагере. Вот я вхожу в барак, иду по коридору, а по бокам, на меня смотрят глаза, глаза, глаза+ Как можно идти мимо людей, которых ты завтра отправишь на смерть, и выдержать их взгляды и не умереть самому на месте? Какое же потрясение меня ждало, когда и в самом деле довелось пройти по подобному коридору, под взглядами живых ещё глаз! Мы шли по огромному зданию фермы, занимавшейся выращиванием скота на мясо. Впереди заведующий гордо рассказывал о среднесуточных привесах, о том, чем отличается телятина от говядины, о том, что их хозяйство поставляет кожу новорождённых телят для выделки пергамента, что неэффективный способ забоя, при помощи специального молота, заменён современным убийством электрическим током... А справа и слева на нас смотрели ласковые, чёрные, огромные глаза телят. Совсем маленькие стояли в отдельных клетушках, постарше - просто привязанные цепями. Живые, ласковые, тёплые создания, совершенно не подозревающие, что смотрят сейчас на своих убийц. А шедших мимо людей волновала только та польза, которую могло принести их тело: мясо, кожа, кости (точно так же, как в Освенциме - волосы, кровь, кожа, одежда заключённых). И совершенно искренне не интересовал их внутренний мир. А есть ли он у телёнка, внутренний мир? Что успевает увидеть и почувствовать он за свою короткую жизнь? Вот мама-корова, прижавшись к тёплому боку которой, чувствуешь себя в полной безопасности, и как хорошо, когда она вылизывает тебя языком, и всегда можно ткнуться в вымя и пить лучшее на свете молоко. Но вот пришли какие-то существа и потянули тебя прочь от облака любви, в котором жил до этого. Страшно. Но вот новая мама в синем халате поит из резиновой соски тем же молоком, у неё добрые глаза и всё опять хорошо. И так всю жизнь: хорошо, пока люди не уведут тебя туда, откуда не возвращаются. Конечно, многие скажут, что жизнь, внутренний мир, описанные мною, слишком примитивны, чтобы принимать их во внимание. Но, кто нам дал право судить о их примитивности? Кто дал нам право убивать этот мир? Мы даже не задумываемся о подобных вопросах. Для большинства современных, взрослых людей вопрос о внутреннем мире, чувствах телёнка (коровы, свиньи, овцы, хорька, норки+) может вызвать только улыбку. Подразумевается, что сельскохозяйственное (как, впрочем, и любое другое) животное - это некий бездушный объект, набор мяса, костей и кожи. Следовательно, вполне допустимо с моральной точки зрения, объект этот содержать в любых условиях и уничтожить в случае необходимости. Не здесь ли истоки невообразимой жестокости гитлеровского и ему подобных, режимов? Люди поверили, что другие люди - не люди. Следовательно, можно отправить в газовую камеру сотню - другую этих недолюдей, а придя домой, ласково гладить головку своего ребёнка? И искренне считать себя хорошим человеком. Мне много случалось посещать подобные предприятия и после: молочные фермы, свиноводческие, зверофермы. И всюду я видел глаза. Увидеть их совсем не сложно, стоит только захотеть этого. И во всех этих глазах живут чувства: ласковая наивность в глазах телят, хитреца и гордость - коров (они совершенно не равнодушны, как принято думать), любознательность в глазах хорьков и норок. А видели ли вы когда-нибудь, глаза свиньи, обыкновенной свиньи, чьё мясо многие из нас регулярно поглощают на завтрак, обед и ужин, с приправами и без? Ведь это - совершенно человеческие, голубые глаза! Все чувства можно прочитать в глазах животных, от любви до злобы. Нет в них только одного - они не лгут! Это прерогатива глаз человеческих. Любовь в их взгляде есть любовь и ничего больше. Абсолютное большинство из нас, конечно, не убивает непосредственно животных. Но, поглощая очередной бифштекс или покупая шубу любимой, помните, что Ваше удовольствие и радость в глазах любимой женщины, оплачены тем, что где-то другие глаза навсегда перестали видеть этот мир.